КамчатНИРО

Камчатский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии

Промысел в прикамчатских водах / Краткие итоги охотоморской минтаевой путины 2015 года

С 1 января по 9 апреля 2015 г. в северной части Охотского моря в пределах Северо-Охотоморской (61.05.1), Западно-Камчатской (61.05.2) и Камчатско-Курильской (61.05.4) подзон проходила одна из самых масштабных отечественных путин – Охотоморская минтаевая. Специалисты Дальневосточных отраслевых НИИ, и ФГБНУ «КамчатНИРО» в частности, традиционно принимали активное участие в ее информационном сопровождении.

Практически с первых дней промысла на добывающих судах работали наблюдатели институтов. Общими усилиями специалистов со всех Дальневосточных НИИ собраны данные во всех основных районах промысла минтая. Огромный массив промысловой и биостатистической информации еще предстоит обработать и тщательно проанализировать.

По практике прошлых лет, данные, собираемые наблюдателями от разных институтов на промысловых судах, ведущих специализированный траловый лов, передавались в ФГБНУ «ТИНРО-Центр». Сводная информация от всех институтов, дополненная анализом гидро-метеорологической обстановки, еженедельно озвучивалась на селекторных совещаниях, проводимых Федеральным Агентством по рыболовству. Специалисты ФГБНУ «КамчатНИРО» отдельно на этом совещании представляли оперативную сводку о ходе снюрреводного промысла на западнокамчатском шельфе, сведения об общей промысловой обстановке в смежных с Охотским морем районах — тихоокеанских водах Камчатки и Северных Курил.

По современным представлениям, в северной части Охотского моря в границах Северо-Охотоморской (61.05.1), Западно-Камчатской (61.05.2), Камчатско-Курильской (61.05.4) подзон, а также в открытых водах (61.52) обитает единая группировка минтая, обладающая сложной внутрипопуляционной структурой. За всю историю промысла минтая в северной части Охотского моря рекордный вылов — 1925 тыс. т — зафиксирован в 1997 г. Затем, из-за снижения запасов, к 2004 г. ОДУ и вылов сократились более чем в 5 раз. С 2005 г. по мере роста ресурсов ОДУ увеличивался, и в 2010 г. было рекомендовано к освоению 1,01 млн т. В связи со снижением ресурсов североохотоморского минтая с 2011 г. и по настоящее время суммарный ОДУ снижался, соответственно, уменьшался и вылов.

В 2015 г. ОДУ минтая в подзоне 61.05.1 равен 325,4 тыс. т, 61.05.2 — 325,4 тыс. т, 61.05.4 – 253,2 тыс. т, что суммарно на 83 тыс. т больше, чем в 2014 г. Как и в 2010–2014 гг., освоение квот в подзонах 61.05.2 и 61.05.4 рекомендовано осуществлять в счет общего для обоих районов ОДУ, равного 578,6 тыс. т.

По данным ССД (ОС «Мониторинг»), в путине 2015 г. на специализированном траловом промысле минтая было задействовано 164 добывающих судна разного типа (в 2014 г. — такое же количество), принадлежащих 83 предприятиям Дальневосточного региона (табл. 1). Наиболее многочисленной была флотилия из Приморского края, на втором месте были камчатские рыбаки, на третьем – сахалинские. В той же последовательности распределились и показатели общего вылова по регионам.

 Таблица 1. Результаты работы предприятий Дальневосточного региона на промысле минтая в Охотском море в январе – апреле 2015 г.

Регион

Спецпромысел

Общий вылов, т

Кол-во предпр.

Кол-во судов

Кол-во с/с

Кол-во трал.

 

 

спецпром.

все орудия лова

Приморский край

24

66

3223

8058

296123

298209

Сахалинская обл.

19

28

1158

3118

143442

147211

Камчатская обл.

23

45

1954

5075

213399

246131

Магаданская обл.

4

5

222

580

24675

24675

Хабаровский край

13

20

944

2398

91832

91832

 

83

164

7501

19229

769471

808058

 

Вылов минтая разноглубинными тралами в режиме промышленного рыболовства в ИЭЗ РФ (специализированный промысел) судами всей экспедиции к 10 апреля 2015 г. составил около 769,5 тыс. т, что превышает аналогичный показатель прошлого года (733,6 тыс. т) (табл. 2). Еще порядка 38,6 тыс. т (в прошлом году — 40,6 тыс. т) добыто на других видах промысла, главным образом, снюрреводном у Западной Камчатки. Общий вылов минтая по итогам путины составил 808,0 тыс. т, а освоение ОДУ — 89,4%. Для сравнения, за аналогичный период прошлого года вылов в абсолютном выражении был ниже (774,4 тыс. т), а в относительном, из-за меньшего ОДУ — напротив, выше (94,3%).

 Таблица 2. ОДУ, вылов и освоение минтая по промысловым районам в северной части Охотского моря в январе – апреле 2015 г.

Подзона

ОДУ,

тыс. т

Кол-во судосуток на спецпромысле

Кол-во тралений на спецпромысле

Общий вылов, т

Освоение ОДУ всеми орудиями лова с начала года, %

 

спецпром.

все орудия лова

61.05.1

325,4

2577

6575

287985

289708

89,0

61.05.2

325,4

4366

11183

441971

463677

89,6

61.05.4

253,2

603

1471

39515

54673

Итого

904,0

7546

19229

769471

808058

89,4

 

Одной из причин того, что в 2015 г. тем же количеством флота на траловом промысле были освоены большие объемы минтая, является, прежде всего, большее количество выполненных промысловых операций (7546 и 7446 судосуток, 19229 и 18254 тралений, соответственно), при том, что средний по экспедиции улов на единицу усилия был незначительно выше, чем в прошлом году (101,9 и 98,5 т/судосутки, соответственно).

С учетом летнего снюрреводного промысла, во время которого ориентировочно у Западной Камчатки будет добыто порядка 30 тыс. т, на сезон «Б» (октябрь–декабрь) специализированного тралового промысла остается довольно внушительная величина, равная порядка 66 тыс. т. Считаем, что с освоением этого объема у промышленников определенно могут возникнуть проблемы, принимая во внимание, что в осенне-зимний период минтай в северной части Охотского моря, как правило, рассредоточен и плотных промысловых скоплений не образует, в уловах высок прилов молоди рыб, а низкий выход икры делает промысел малорентабельным.

Лидером по общему вылову в январе–апреле 2015 г. была, как и в 2013–2014 гг., Западно-Камчатская подзона (см. табл. 2). Здесь было освоено более половины всего вылова (54,7%). Напомним, что, как и в 2009–2014 гг., в путину этого года вылов минтая в подзонах 61.05.2 и 61.05.4 был разрешен в счет общего ОДУ. Суммарно в этом районе в январе-марте было добыто 518,4 тыс. т или 89,6% ОДУ. Аналогичные показатели в прошлом году составляли 488,8 тыс. т и 93,0% ОДУ. При этом если в 2009 г. на Камчатско-Курильскую подзону пришлось 81,2% общегодового вылова вида у всей Западной Камчатки, в 2011 г. — 70,7%, в 2012 г. — 56,9%, в 2013 г. — 31,6%, в 2014 г. — 21,1%, то в 2015 г. — только 10,5%.

Основные объемы вылова на специализированном траловом промысле минтая в северной части Охотского моря в группе крупнотоннажных судов традиционно обеспечивают суда типа БАТМ (БМРТ типа «Пулковский меридиан»), среднетоннажных — СТР-503 (типа «Альпинист» проекта 503). На снюрреводном промысле основу вылова формируют суда типа РС-300 (РС-300 пр. 388М) и СТР-420 (типа «Надежный» пр. 420). Учитывая, что суда одного и того же класса, как правило, оснащены орудиями лова разных типов (у судов типа БАТМ зарегистрировано до 15 различных траловых систем), для стандартизации данных с целью дальнейшего корректного анализа межгодовой динамики уловов на единицу усилия (CPUE) использовали только данные для выделенных типов судов и конкретных орудий лова, обеспечивающих максимальный вылов (табл. 3).

Средние уловы на судосутки и траление судов типа БАТМ в последние 3 года неуклонно возрастали, достигнув максимума в 2015 г. (максимальное значение за последние 10 лет) (см. табл. 3). В то же время у судов типа СТР-503 максимальный средний улов на единицу усилия отмечен в 2014 г., а в 2015 г., напротив, зафиксировано его почти двукратное снижение. У судов типа РС-300, задействованных на снюрреводном промысле минтая у Западной Камчатки, в 2015 г. средний CPUE по сравнению с 2014 г. снизился, а у судов типа СТР-420 — напротив, увеличился.

 Таблица 3. Межгодовая динамика количества усилий и средних уловов на единицу усилия при ведении специализированного тралового (январь–апрель) промысла минтая в северной части Охотского моря и снюрреводного лова (январь–март) у Западной Камчатки судами и орудиями лова основных типов

Годы

Вылов, т

Кол-во судосуток

Кол-во пром. операций

Ср. улов на с/с, т

Ср. улов на пром. операцию, т

Траловый промысел

БАТМ (трал р/гл 154/1120 м пр.342 ЭКБ)

2013

71250

768

1888

92,8

37,7

2014

73995

670

1791

110,4

41,3

2015

108994

870

2215

125,3

49,2

СТР-503 (трал р/гл 100/460 м пр.222 КЭБ КРП)

2013

4598

108

149

42,6

30,9

2014

4034

63

100

64,0

40,3

2015

5606

158

244

35,5

23,0

Снюрреводный промысел

РС-300 пр. 388М (снюрревод 40.3/39.3 м импортный)

2013

5600

214

424

26,2

13,2

2014

2417

74

201

32,7

12,0

2015

1062

39

72

27,2

14,8

СТР-420 (снюрревод 40.3/39.3 м импортный)

2013

2181

66

193

33,0

11,3

2014

6253

176

470

35,5

13,3

2015

1955

47

130

41,6

15,0

 

Столь неоднозначная картина в межгодовой динамике CPUE судов разного типа, свидетельствует о том, что на эффективность лова, помимо состояния запасов, в конкретных районах и в разные периоды промысла существенное, а порой решающее влияние оказывает множество других факторов: океанологических и синоптических (количество и сила штормов, скорость нарастания ледового покрова и его площадь, дрейф ледовых полей), поскольку они напрямую воздействуют на безопасность мореплавания и потери судового времени, экономических и др. Немаловажным является и опыт штурманского состава, и тип выпускаемой судном продукции, и производительность завода и т. д. Следует добавить и, в целом, довольно низкую достоверность данных промысловой статистики из-за искажения сведений о вылове, занижения количества выполненных промысловых операций и т.д. Известно также, что даже при очень низком уровне запасов минтая в период его преднерестовых и нерестовых миграций, когда он на ограниченной акватории может образовывать высокоплотные скопления, результативность лова может быть высокой. Таким образом, к анализу межгодовой динамики уловов на единицу усилия по сведениям из ОС «Мониторинг» следует подходить с известной долей критики.

В этой связи гораздо большее доверие вызывают данные, полученные научными наблюдателями, работающими непосредственно на промысловых судах. Во-первых, они фиксируют все промысловые операции, а, во-вторых, определяют улов не путем пересчета через готовую продукцию, как это принято в настоящее время на большинстве промысловых судов, а визуально по объему, занимаемому сырцом в бункере, либо иным способом. Неизбежные ошибки определения улова нивелируются большим количеством наблюдений, а также тем, что они выполняются одним сотрудником. Так, по данным одного и того же сотрудника ФГБНУ «КамчатНИРО», работавшего в 2009–2015 гг. на судах одного типа (БАТМ), максимальный средний улов на единицу усилия в северной части Охотского моря в марте, когда промысел наиболее результативен, отмечен в 2010 г., после чего наблюдался устойчивый тренд на снижение (рис. 1). В 2014 г. CPUE в Западно-Камчатской подзоне увеличился, главным образом, за счет хорошей промысловой обстановки, однако, в 2015 г. снизился почти в 2 раза. В Северо-Охотоморской подзоне средний улов на час траления в марте в этом году был несколько выше, чем в прошлом.

 

Рисунок 1. Средний улов на 1 час/траления в 2009–2015 гг. в северной части Охотского моря, по данным наблюдателя ФГБНУ «КамчатНИРО»

Суточный вылов судами всей экспедиции в северной части Охотского моря, по мере увеличения числа добытчиков и количества выполняемых ими промысловых операций, увеличивался и 18 марта достиг своего максимального значения, равного 14,325 тыс. т, после чего довольно резко снижался (рис. 2). Такая картина весьма характерна для минтаевого промысла в Охотском море и связана с тем, что, во-первых, в марте минтай образует наиболее плотные скопления производителей, мигрирующих в районы предстоящего нереста, а, во-вторых, промысел в это время наиболее рентабелен из-за высокого выхода икры. Среднесуточный вылов по итогам всей путины составил 8,160 тыс. т, что превышает показатель прошлого года (7,737 тыс. т).

 

Рисунок 2. Динамика суточного вылова (т) (А) и количества судов (Б) в северной части Охотского моря в январе-апреле 2015 г.

Если рассмотреть динамику вылова минтая отдельно по районам, то картина окажется не столь однозначной и существенно отличающейся от путин прошлых лет.

Традиционно промысел в прошлые годы начинался в Камчатско-Курильской подзоне в районе банки Лебедя и «озерновских» свалов. В пределах Западно-Камчатской подзоны в январе достаточно успешно в отдельные годы промысел велся в районе желоба Лебедя, а в феврале–марте — севернее 58000 с. ш. и в горле залива Шелихова. В Северо-Охотоморской подзоне в январе–феврале промысловая обстановка обычно хуже, чем в других районах. В отдельные годы достаточно успешно велся промысел на возвышенности Лебедя, в притауйском районе и на банке Кашеварова, но основной акцент традиционно приходился на март – апрель.

Путина 2015 г. в плане распределения промысловых скоплений минтая а, соответственно, и распределения флота и вылова по районам существенно отличалась от предшествующих и, в целом, была достаточно неожиданной для специалистов. Так, практически весь январь основной промысел минтая был сосредоточен в Северо-Охотоморской подзоне в районе банки Кашеварова (рис. 3). В отдельные дни количество судов здесь достигало 56 единиц, максимальный суточный вылов составлял 7,9 тыс. т, средний — 3,7 тыс. т. Всего за месяц в этой подзоне было добыто более 110 тыс. т минтая (см. рис. 2), что является своеобразным рекордом. Для сравнения в январе 2014 г. в подзоне 61.05.1 было добыто всего 7,5 тыс. т минтая. В других подзонах районы добычи минтая были традиционны для данного периода.

В феврале основной акцент промысла постепенно сместился в Западно-Камчатскую подзону. На довольно ограниченной по площади акватории к северу от 57-й параллели и вплоть до горла залива Шелихова единовременно работало до 117 единиц флота при максимальном суточном вылове, равном 12,0 тыс. т, среднем — 7,6 тыс. т (см. рис. 2–3). Всего за месяц в этой подзоне было добыто порядка 213 тыс. т. В Северо-Охотоморской подзоне в феврале интенсивность промысла минтая постепенно снижалась, а 22 февраля добыча в этом районе вообще не велась. Всего в подзоне за месяц было добыто около 36,0 тыс. т при среднесуточном вылове, равном 1,4 тыс. т.

В марте ситуация на промысле вновь изменилась. Неплохая промысловая обстановка сложилась севернее и северо-западнее Впадины ТИНРО в пределах подзоны 61.05.1 (см. рис. 3). Соответственно, часть флота из Западно-Камчатской подзоны переместилась в этот район. Работало до 64 судов с максимальным суточным выловом, равным 6,0 тыс. т, средним — 2,8 тыс. т (см. рис. 2). Всего за месяц здесь было добыто около 86,7 тыс. т. В Западно-Камчатской подзоне в марте интенсивность промысла постепенно снижалась от начала к концу месяца. Максимальный вылов за сутки силами 119 судов составлял 11,7 тыс. т, средний — 7,4 тыс. т, а общий за месяц — 230,9 тыс. т.

В начале апреля в подзоне 61.05.1 промысел велся в том же районе, что и в марте. Всего в некоторые дни работало до 74 единиц флота, максимальный суточный вылов всеми судами составлял 7,3 тыс. т, средний — 5,7 тыс. т, а общий — 51,6 тыс. т.

В Камчатско-Курильской подзоне, как уже говорилось выше, в путину 2015 г. интенсивность добычи минтая была невысока, основной промысел велся в традиционных районах (см. рис. 2–3). Общее количество добытчиков за счет маломерного флота на снюрреводном промысле только в конце марта достигало 40 единиц, а в остальное время не превышало 27 единиц. Максимальный суточный вылов за весь период промысла составлял 1,8 тыс. т, а средний — 0,6 тыс. т.

 Рисунок 3. Схема распределения флота на промысле минтая в северной части Охотского моря в январе-апреле 2014 (слева) и 2015 гг. (справа) (круги – крупнотоннажный флот (тралы), синие треугольники – среднетоннажный флот (тралы), ромбы, голубые треугольники – снюрреводы (все суда))

 

Говоря о причинах столь необычного распределения промысловых скоплений минтая в путину этого года, когда в январе у Западной Камчатки они практически отсутствовали, а основной промысел велся в Северо-Охотоморской подзоне, следует, прежде всего, обратиться к анализу термических условий в северной части Охотского моря. В течение декабря – первой половины января наблюдалось постепенное понижение значений, связанное с сезонным выхолаживанием вод поверхности моря (рис. 4). При этом на протяжении данного периода преобладало превышение температуры воды над нормой, обусловленное значительным количеством тепла, накопленным за тёплый период года. Со второй половины января темпы выхолаживания заметно упали, и даже отмечался небольшой рост значений, что было связано с притоком тепла с глубокими циклонами, выходившими на акваторию Охотского моря с юга. Наравне со снижением темпов выхолаживания наблюдалось значительное превышение температуры воды над нормой, достигавшее 0,8–1,0 °C. С началом марта, вследствие снижения циклонической активности и установлением морозной погоды, выхолаживание вод поверхности продолжилось, и в конце первой декады этого месяца температура достигла сезонного минимума — 0,2–0,3 °C, близкого к норме.

Об аномальном развитии гидрометеорологических процессов в Охотском море в зимний сезон 2014–2015 гг. наглядно свидетельствуют ледовые показатели. Так, в соответствии с рисунком 5, в прошедшую зиму наблюдался абсолютный минимум значений ледовитости моря за весь ряд наблюдений, начиная с 1972 г.

Таким образом, можно предположить, что в январе у Западной Камчатки из-за аномально высоких значений температуры воды условия для преднерестовых миграций производителей, очевидно, были неблагоприятными. С выхолаживанием вод в феврале–марте ситуация изменилась, промысловые скопления минтая появились и в этом районе. Как следствие, большая часть путины в эти месяцы прошла именно в Западно-Камчатской подзоне.

По информации наблюдателей ФГБНУ «КамчатНИРО» непосредственно из районов промысла (БАТМ «Борисов», БАТМ «Сероглазка») в Северо-Охотоморской подзоне на протяжении всей путины размерный состав минтая в промысловых траловых уловах изменялся незначительно. Длина рыб варьировала от 32 до 75 см, а превалировали особи размерных групп 41–45 см (67,4%) в возрасте 7–8 лет (рис. 6).

 

Рисунок 4. Временной ход значений температуры воды, средних по поверхности восточной части Охотского моря, (ТПМ) и её аномалии (аТПМ) в период с декабря 2014 по апрель 2015 г.

 

Рисунок 5. Межгодовое изменение максимальной за зимний сезон и средней за февраль-март ледовитости Охотского моря в период с 1972 по 2015 гг.

 В Западно-Камчатской подзоне в феврале–марте на кривой размерного состава отчетливо выделялись 2 группы: 30–33 см и 41–44 см (см. рис. 6). Первый пик ассоциируется с рыбами в возрасте 4 года урожайного поколения 2011 г., второй — 7 лет малочисленной генерации 2008 г. Средний прилов рыб непромысловой меры в феврале в отдельных тралениях превышал 50%, а в среднем составлял 22,1%. В марте прилов молоди также зачастую превосходил установленный Правилами рыболовства пределе в 20%, а в среднем составлял 9,8%.

В Камчатско-Курильской подзоне данные о размерном составе минтая в траловых уловах удалось собрать только в январе. Длина рыб изменялась от 33 до 53 см, а доминировали крупные особи длиной 41–46 см (60,2%) (см. рис. 6).

По данным, полученным наблюдателями КамчатНИРО на СТР «Пограничник Кирдищев» и СТР «Казакевичи», в промысловых снюрреводных уловах у Западной Камчатки в январе-марте минтай в уловах был крупнее, чем в траловых, а превалировали особи размерных групп 43-50 см (рис. 7). Небольшой пик на кривой размерного состава отмечен в классах 32–36 см.

В настоящее время наблюдатели уже вернулись в порт, предстоит длительная обработка и анализ собранной информации, однако, некоторые основные особенности прошедшей в 2015 г. в северной части Охотского моря минтаевой путины все же можно отметить:

1. Общий вылов минтая составил 808,0 тыс. т, а освоение ОДУ — 89,4%, что в абсолютном выражении выше (774,4 тыс. т), чем за аналогичный период прошлого года, а в относительном — напротив, ниже (94,3%). Первое обстоятельство связано с большим количеством выполненных в этом году промысловых операций при том же количестве флота, а второе — существенно большим ОДУ в 2015 г. по сравнению с 2014 г. (на 83 тыс. т).

2. Каждая путина, как правило, характеризуется своими особенностями, связанными с межгодовой динамикой распределения рыб, количественного, а главное, качественного состава уловов (размерный состав рыб, выход икры, доля рыб не промыслового размера и др.), ледовой и гидрометеорологической обстановки. Путина 2015 г. в этом плане существенно отличалась от всех предшествующих путин. Вопреки прогнозам специалистов практически весь январь основной промысел минтая был сосредоточен в Северо-Охотоморской подзоне в районе банки Кашеварова, тогда как в прежние годы путина в этом районе разворачивалась только в феврале–марте. Мы считаем, что в основе столь необычного в этом году распределения промысловых скоплений минтая лежат термические условия. Установлено, что в январе у Западной Камчатки наблюдались аномально высокие значения температуры воды, что, очевидно, препятствовало преднерестовым миграциям производителей в этот район. В феврале–марте в связи с выхолаживанием вод ситуация изменилась, промысловые скопления минтая появились и в этом районе. В итоге, большая часть путины прошла именно в Западно-Камчатской подзоне, где были освоены основные объемы минтая (54,7% общего вылова).

3. По данным научных наблюдателей КамчатНИРО, в марте 2015 г. в Северо-Охотоморской подзоне уловы на 1 час/траления были несколько выше, а в Западно-Камчатской подзоне — напротив, существенно ниже, чем в прошлом году.

 

Рисунок 6. Размерный состав минтая в промысловых траловых уловах в январе-марте 2015 г. в северной части Охотского моря

 

Рисунок 7. Размерный состав минтая в промысловых снюрреводных уловах в январе-марте 2015 г. в северной части Охотского моря

4. В январе–апреле 2015 г. в северной части Охотского моря основу промысловых уловов обеспечивал минтай 2 размерных групп: 30–33 см и 41–44 см. Первый пик ассоциируется с рыбами в возрасте 4 года урожайного поколения 2011 г., второй — 7 лет малочисленной генерации 2008 г. Таким образом, в очередной раз подтвердилась высокая численность поколения 2011 г. Вступление минтая этой когорты в промысловый запас, а часть особей этой генерации, и, в первую очередь, самцы в этом году уже активно пополняли и нерестовый запас, способствовало тому, что отмечавшееся после 2010 г. снижение ресурсов североохотоморского минтая в 2015 г. прекратилось, запасы стабилизировались на среднем уровне. По нашим прогнозам, в 2016 г. ожидается рост и нерестового, и промыслового запасов, а предварительные данные о повышенной численности поколения 2013 г. позволяют надеяться, что тренд на увеличение ресурсов продолжится и в будущем.

В заключении выражаем благодарность руководству предприятий и экипажам судов: БАТМ «Борисов» (ПАО «Океанрыбфлот»), БАТМ «Михаил Старицын» (Колхоз им. В.И. Ленина), СТР «Пограничник Кирдищев» (ЗАО «Компания Атолл-Запад»), принявших сотрудников КамчатНИРО для проведения исследований на промысле минтая в Охотском море. В результате, ученые располагают полным объемом необходимой биостатистической информации, которая ляжет в основу оценки запасов охотоморского минтая в 2015 г., прогноза состояния ресурсов и ОДУ на   2017 г.

Обзор подготовили:
Зав. отделом морских биоресурсов, и.о. зав. лабораторий морских промысловых рыб ФГБНУ «КамчатНИРО», к.б.н. А.И. Варкентин,
н.с. лаборатории океанографии и гидрологии пресных вод В.В. Коломейцев.

Правительство Камчатского края
Северо-Восточное ТО Федерального агентства по рыболовству
Федеральное анегтство по рыболовству