КамчатНИРО

Камчатский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии

Промысел в прикамчатских водах / Обзор и прогноз промысловой обстановки в прикамчатских водах

Обзор синоптической, термической, ледовой и промысловой обстановки в прикамчатских водах с начала года и до начала апреля 2017 г., прогноз указанных показателей на период до конца апреля 2017 года

1. Обзор синоптической, термической, ледовой обстановки за период с 1.01–05.04.2017 г., прогноз указанных показателей до конца апреля 2017 г.

Воды у восточного побережья Камчатки и Северных Курил

По данным дистанционного (спутникового) мониторинга, с начала 2017 г. температурные условия на поверхности акваторий прилегающих к восточному побережью Камчатки и Северным Курилам оставались выше среднемноголетнего уровня (рис. 1.1 А). В отдельные дни этот показатель превышал +1,5°С, что для зимнего периода года является очень высоким показателем отклонения от нормы. В межгодовом плане этот период может быть отнесен к «аномально теплым» (рис. 1.1 Б), самым «теплым» за весь период дистанционного наблюдения.

 

   

А)

Б)

Рисунок 1.1 — График изменения температуры поверхности (AverTemper) и ее аномалии (AverAnomalyT) у восточного побережья Камчатки с начала 2017 г. (А), межгодовое изменение средней за сезон январь – март температуры поверхности у восточного побережья Камчатки (Б)

Как следствие, зимний период 2016–2017 гг. отличался малым развитием площади ледового покрова в Беринговом море (рис. 1.2). Она оказалась значительно ниже среднемноголетнего уровня и второй за весь период наблюдений, меньше площадь льдов была только в 1979 г. При этом в западной части моря этот показатель был ниже, чем в восточной, а разрушение льда началось значительно раньше нормы и проходило опережающими темпами (рис. 1.3).

 

Рисунок 1.2. Межгодовое изменение площади льда (тыс. км2) в Беринговом море в зимний период

 

   

28.02.2017

14.03.2017

 

28.03.2017

 

Рисунок 1.3. Карты распределения льда в Беринговом море в период с 28 февраля по 28 марта 2017 г.

Прямые наблюдения за гидрологическим режимом в районе Авачинского залива, выполненные в марте 2017 г., подтвердили вывод об аномально теплой зиме 2016–2017 гг. Теплосодержание слоя вод от 20 до 300 м в районе глубоководных каньонов (район массового нереста восточнокамчатского минтая) оказалось самым высоким за весь период инструментальных наблюдений (рис. 1.4).

 

Рисунок 1.4. Межгодовое изменение уровня теплосодержания вод слоя 20-300 м в районе глубоководных каньонов Авачинского залива

 Восточная часть Охотского моря

В течение декабря и января становление ледяного покрова в восточной части Охотского моря (район Западной Камчатки) проходило несколько интенсивнее, чем обычно (рис. 1.5). Однако в конце первой декады февраля ситуация кардинально изменилась в связи с интенсификацией циклонов. В результате этого рост ледовитости практически прекратился, и преобладало механическое разрушение покрова в связи с ветровым и волновым воздействием.

 

Рисунок 1.5. Изменение ледовитости восточной части Охотского моря в зимний сезон 2016–2017 и в среднем за период с 1997 по 2014 гг.

Так, если ледовитость восточной части Охотского моря в первой декаде февраля, в среднем, составила 46,5% (максимум 50,3%), что соответствовало норме, то к третьей декаде марта её значение понизилось до 20%, что ниже среднемноголетнего уровня на 27%.

По результатам спутникового мониторинга за температурой поверхности моря, у Западной Камчатки в декабре-январе преобладал пониженный фон температуры относительно нормы, а с февраля по настоящее время (первая декада апреля) — напротив, повышенный фон.

На рисунке 1.6 представлен график внутрисезонного изменения температуры воды на поверхности и её аномалии, осреднённых для восточной части Охотского моря. В соответствии с рисунком, в течение первой половины января наблюдались незначительные колебания значений ТПМ — в пределах 0,3 °C. Значения аномалии ТПМ при этом преимущественно были отрицательными.

Во второй половине января продолжилось интенсивное выхолаживание поверхности моря, которое, впрочем, продлилось относительно недолго — до конца этого месяца. Средняя по акватории температура поверхности к этому времени понизилась до -0,4 °C, что оказалось ниже нормы на 0,3–0,4 °C. В первой декаде февраля с приходом в исследуемый район мощного теплого южного циклона, произошло кардинальное изменение в направленности атмосферной циркуляции, и участились выходы циклонов. В результате этого, интенсивное сезонное выхолаживание вод поверхности прекратилось, и значения ТПМ находились приблизительно на одном уровне, варьируя в пределах от -0,1 до -0,5 °C. Значения аномалии температуры поверхности при этом стабильно перешли на положительную сторону оси и составили плюс 0,1–0,5 °C. С начала марта и по настоящее время средняя по акватории температура поверхности начала резко расти, достигнув к началу апреля 1,1–1,3 °C. Аномалия за этот период также значительно выросла, и составляет в настоящее время ~1,0 °C.

Рисунок 1.6. Временная изменчивость температуры поверхности (ТПМ) и её аномалии (аТПМ), осредненных для восточной части Охотского моря, в период с января по март    2017 гг.

Таким образом, по результатам спутникового мониторинга за температурой поверхности моря, у Западной Камчатки в январе наблюдалось преобладание пониженных относительно нормы значений, а с февраля по настоящее время (первая декада апреля), напротив, повышенных.

В феврале и марте, в результате высокой циклонической активности, сложились аномально теплые и малоледовитые условия.

Прогноз развития температурных условий

Согласно расчетам Международного научного института климата и населения при Колумбийском университете (IRI), температура поверхности у побережий Камчатки в ближайшие месяцы будет расти с опережающими норму темпами (рис. 1.7). При этом на начальном этапе (апрель – май) воды Тихого океана по уровню ТПО будут близки к норме и только к летнему сезону аномалия этого показателя значительно возрастет. Наиболее высокие значения ТПО в ближайшее полугодие будут отмечаться в северной части района, где к августу величина аномалии температуры может превысить +2°С.

Рисунок 1.7. Карты прогноза сезонного распределения аномалии температуры поверхности (по данным IRI, http://iri.columbia.edu/)

В связи с аномально теплой зимой в этом году ожидается, что в более ранние сроки пройдет весенняя вспышка фито- и зоопланктона, нерест весенне-нерестующих рыб (например, минтая, северного одноперого терпуга, некоторых видов камбал и др.). Раньше, очевидно, начнутся и кормовые миграции рыб, а также других гидробионтов. Это необходимо учитывать при планировании промысловой деятельности в том или ином районе.

 2. Обзор промысловой обстановки за период с 1.01–05.04.2017 г., прогноз до конца апреля 2017 г.

В период с 1 января по 5 апреля 2017 г., по данным ССД из отраслевой системы мониторинга Росрыболовства (ОСМ), в зонах ответственности ФГБНУ «КамчатНИРО» — Западно-Беринговоморской (61.01) и Северо-Курильской зонах (61.03), Карагинской (61.02.1), Петропавловско-Командорской (61.02.2), Северо-Охотоморской (61.05.1), Западно-Камчатской (61.05.2) и Камчатско-Курильской (61.05.4) подзонах суммарно было добыто около 1050,5 тыс. т, отработано порядка 22,1 тыс. судосуток, что выше показателей за аналогичный период прошлого года (995,4 тыс. т и 20,1 тыс. судосуток).

По итогам более 3 месяцев работы абсолютными лидерами по общему вылову и количеству выполненных промысловых операций были подзоны северной части Охотского моря, что, прежде всего, связано с прохождением здесь крупномасштабной минтаевой экспедиции (рис. 2.1). В подзонах 61.05.1, 61.05.4 и 61.05.2 суммарно с начала года добыто около 948,0 тыс. т разных гидробионтов (90,2% общего вылова), в т.ч. минтая – 836,0 тыс. т, отработано порядка 18,3 тыс. судосуток. Для сравнения за аналогичный период прошлого года суммарный вылов всех ВБР в этом районе составил 898,5 тыс. т, общее количество судосуток — 16,7 тыс. В Западно-Камчатской подзоне, в отличие от прошлого года, в этом году общий вылов всех гидробионтов существенно увеличился, главным образом, за счет минтая. В Северо-Курильской зоне и Петропавловско-Командорской подзоне пока общий вылов ниже, чем в прошлом году (на 8,3 и 0,8 тыс. т, соответственно), а в Западно-Беринговоморской зоне и Карагинской подзоне, напротив, выше (на 11,3 и 3,4 тыс. т, соответственно).

Рисунок 2.1. Рейтинг рыбопромысловых районов по общему вылову (А) и количеству отработанных судосуток (Б) с 1 января по 5 апреля 2016–2017 гг.

По состоянию на начало апреля 2017 г. в рассматриваемых районах добывали 41 промысловый объект, при этом во всех зонах и подзонах, за исключением Западно-Беринговоморской зоны и Карагинской подзоны объектом номер один был минтай. Суммарный вылов вида составил 893,7 тыс. т (85,1% общего вылова всех ВБР), что выше показателя прошлого года — 862,8 тыс. т (рис. 2.2). На втором месте по объемам добычи была сельдь, вылов которой составил 81,2 тыс. т (7,7%), что существенно больше, чем было добыто за тот же период прошлого года (63,4 тыс. т и 6,4% общего вылова). На третьем месте была треска с общим выловом 27,5 тыс. т (2,6%). Значимым был вылов камбал (16,5 тыс. т или 1,6%) и морских гребешков (5,3 тыс. т или 0,5%). Вылов остальных видов был значительно ниже и не превышал 5 тыс. т.

По сравнению с прошлым годом из 10 основных объектов промысла только по камбалам, крабу-стригуну бэрди и макрурусам вылов в 2017 г. был ниже (см. рис. 2.2), по остальным объектам, напротив, отмечено увеличение вылова.

 

 

Рисунок 2.2. «Топ-10» промысловых объектов по общему вылову с 1 января по 5 апреля 2016–2017 гг.

В Северо-Охотоморской подзоне к началу апреля 2017 г. было добыто около 384,3 тыс. т ВБР (см. рис. 2.1). Основным объектом лова был минтай (313,2 тыс. т или 81,5% общего вылова) (рис. 2.3). На втором месте была сельдь (67,0 тыс. т или 17,4%), на третьем — краб-стригун ангулятус (1,1 тыс. т или 0,3%). Вылов остальных объектов лова не превышал 1 тыс. т или 0,2%. Минтаевая путина в этой подзоне продолжится до 10 апреля, поэтому его вылов ожидаемо возрастет.

После завершения спецпромысла минтая и введения с 10 апреля запрета на спецпромысел сельди (за исключением нерестовой сельди в режиме прибрежного рыболовства), по аналогии с прошлым годом, ожидается, что объемы вылова в этой подзоне резко сократятся и не превысят 3,0 тыс. т (рис. 2.4). Основными объектами лова до конца апреля будут краб-стригун опилио (возможный вылов — около 1 тыс. т), равношипый краб (0,4–0,5 тыс. т) и черный палтус (0,4–0,5 тыс. т).

 

Рисунок 2.3. Распределение флота на промысле 5 наиболее массовых объектов лова, вылов 10 наиболее массовых гидробионтов по районам за период с 1 января по 5 апреля 2017 г. (минтай - бордовые круги, сельдь — синие треугольники, треска — зеленые ромбы, камбалы — желтые квадраты, морские гребешки — фиолетовые треугольники)

В Западно-Камчатской подзоне к началу апреля 2017 г. всего было добыто около 254,4 тыс. т ВБР (см. рис. 2.1). На первом месте по общему вылову был минтай (227,3 тыс. т или 89,3% общего вылова), втором — сельдь (12,7 тыс. т или 5,0%), третьем — камбалы (4,9 тыс. т или 1,9%) (см. рис. 2.3). Значимым был также вылов наваги (3,4 тыс. т или 1,3%), синего краба (3,2 тыс. т или 1,3%).

С начала апреля после завершения в этой подзоне минтаевой путины часть флота переключилась на промысел гижигинско-камчатской сельди разноглубинными тралами. Ожидается, что, по аналогии с прошлым годом, именно этот объект будет основным до конца апреля. При рекомендованном в этом году объеме вылова сельди, равном 50 тыс. т, указанная величина может быть освоена полностью. По крайней мере, в прошлом году в период с 10 по 30 апреля было добыто около 43,8 тыс. т этого вида (см. рис. 2.4). Напомним, что из-за низкого освоения ОДУ, начиная с 2012 г., сельдь в Западно-Камчатской подзоне выведена из состава ОДУ-емых объектов, и на нее устанавливается рекомендованный вылов. Ожидается, что значимым в этот период будет также вылов наваги на прибрежном снюрреводном промысле (вылов около 1,4–1,7 тыс. т) и синего краба ловушками (вылов порядка 0,5–0,6 тыс. т). Всего с 10 по 30 апреля в подзоне может быть добыто от 47 до 50 тыс. т разных гидробионтов.


 Рисунок 2.4. Распределение флота на промысле 6 наиболее массовых объектов лова, вылов 10 наиболее массовых гидробионтов по районам в аналогичный прогнозному период (с 10 по 30 апреля) 2016 г. (минтай - бордовые круги, сельдь — синие треугольники, треска — зеленые ромбы, камбалы — желтые квадраты, макрурусы — черные круги, командорский кальмар — красные круги)

В Камчатско-Курильской подзоне по состоянию на 5 апреля добыто 309,3 тыс. т различных гидробионтов (см. рис. 2.1). Основным объектом лова был минтай (295,5 тыс. т или 95,5% общего вылова) (см. рис. 2.3). Далее следовала треска с выловом 4,5 тыс. т (1,4%) и камбалы с общим выловом 2,8 тыс. т (0,9%). Значимым также был вылов краба-стригуна бэрди (2,2 тыс. т или 0,7%) и наваги (1,4 тыс. т или 0,5%).

После запрета в этой подзоне с 1 апреля специализированного промысла минтая вплоть до конца месяца наибольшее развитие получит прибрежный снюрреводный промысел камбал (порядка 1,4–1,6 тыс. т), наваги (0,1–0,3 тыс. т), трески (0,1–0,3 тыс. т) и, в качестве прилова, минтая (0,5–0,7 тыс. т) (см. рис. 2.4). Продолжится ловушечный промысел краба-стригуна бэрди (вылов составит около 0,6–0,7 тыс. т) и траловый лов северной креветки (вылов порядка 0,4–0,6 тыс. т). Объемы вылова в подзоне значительно сократятся и, по нашим прогнозам, не превысят 4 тыс. т.

В Северо-Курильской зоне к началу апреля текущего года было добыто около 42,3 тыс. т ВБР (см. рис. 2.1). Основным объектом лова, как и в Охотском море, был минтай (29,9 тыс. т или 70,7% общего вылова), которого добывали тралами и снюрреводами (см. рис. 2.3). На втором месте были морские гребешки (5,3 тыс. т или 12,6%), добыча которых производилась драгами, на третьем — треска (3,5 тыс. т или 8,2%), которую примерно в равной пропорции вылавливали снюрреводами и ярусами. Довольно значимым был также вылов камбал (1,4 тыс. т или 3,4%).

По нашим прогнозам, до конца апреля основным объектом лова в этом районе останется минтай, вылов которого тралами и снюрреводами может составить порядка 11–15 тыс. т (см. рис. 2.4). Часть судов после завершения минтаевой путины в Охотском море переходит на промысел командорского кальмара у Северных Курил. По аналогии с прошлым годом вылов этого объекта может достигнуть 2 тыс. т. Другим значимым объектом промысла в это время обычно является терпуг. В связи со снижением его запасов и ОДУ вылов может быть ниже, чем за аналогичный период прошлого года и составит, по нашим оценкам, не более 1 тыс. т.

В Петропавловско-Командорской подзоне по состоянию на 5 апреля добыто 36,3 тыс. т различных гидробионтов (см. рис. 2.1). Основным объектом лова был минтай (22,8 тыс. т или 62,85% общего вылова) (см. рис. 2.3). Далее следовала треска с выловом 6,8 тыс. т (18,9%) и камбалы с общим выловом 4,4 тыс. т (12,1%). Значимым также был вылов бычков (1,6 тыс. т или 4,3%).

До конца апреля в связи с запретом спецпромысла минтая общий вылов ВБР на прибрежном снюрреводном промысле, по аналогии с прошлым годом, будет незначителен и не превысит 5–6 тыс. т (см. рис. 2.4). Основными добываемыми объектами будут камбалы, треска, бычки и минтай.

В Карагинской подзоне к началу апреля общий вылов всех гидробионтов составил всего 7,7 тыс. т (см. рис. 2.1). На первом месте по вылову была треска, которую добывали ярусами (5,0 тыс. т или 64,4% общего вылова) (см. рис. 2.3). На втором месте была сельдь с выловом около 1,0 тыс. т или 13,5%. В январе в указанной подзоне был разрешен ее специализированный траловый промысел. На третьем месте была камбала с выловом порядка 0,8 тыс. т или 10,0%. Далее следовала треска с выловом 6,8 тыс. т (18,9%) и камбалы с общим выловом 4,4 тыс. т (12,1%). Значимым также был вылов бычков (1,6 тыс. т или 4,3%).

С 1 мая в Карагинской подзоне разрешен специализированный промысел минтая. Ожидается, что до конца апреля общий вылов в этом районе будет сохраняться на низком уровне и, по нашим прогнозам, не превысит 3–4 тыс. т (см. рис. 2.4). Основными объектами промысла будут треска, добываемая ярусами, камбалы, осваиваемые донными тралами и белокорый палтус, который в качестве прилова встречается как на ярусном, так и на донном траловом промыслах.

В Западно-Беринговоморской зоне, также как и в Карагинской подзоне, к началу апреля общий вылов всех гидробионтов был невелик и составлял 16,1 тыс. т (см. рис. 2.1). Основным объектом промысла была ярусная треска (6,6 тыс. т или 40,6%) (см. рис. 2.3). На втором месте был минтай с выловом 4,8 тыс. т или 29,5%, на третьем — камбалы с выловом 2,2 тыс. т или 13,6%. Значимым был также вылов макруруса (1,0 тыс. т или 6,4%). Вылов остальных объектов не превышал 0,5 тыс. т или 3,0%.

Ожидается, что в этом районе до конца апреля сохранится невысокая интенсивность промысла. Общий вылов всех ВБР может составить 2–3      тыс. т (см. рис. 2.4). Основными объектами лова будут камбалы, треска, минтай, краб-стригун опилио, макрурус, белокорый палтус.

Подводя итоги краткого обзора промысловой обстановки в рассматриваемых районах, отметим, что после завершения 9 апреля в северной части Охотского моря основной для всего рыбохозяйственного комплекса России путины первой половины года – охотоморской минтаевой, резкое снижение интенсивности вылова к концу апреля – явление вполне закономерное. Суммарный вылов во всех рассматриваемых районах в период с 10 по 30 апреля 2017 г., по аналогии с прошлым годом, может составить около 80 тыс. т (рис. 2.5). Лидером по общему вылову будет Западно-Камчатская подзона.

Рисунок 2.5. Прогнозируемый вылов ВБР в период с 10 по 30 апреля 2017 г. по рыбопромысловым районам

Следующая крупномасштабная путина – беринговоморская минтаевая — стартует уже 15 мая в Западно-Беринговоморской зоне. В период между двумя этими путинами флот, специализирующийся на добыче минтая, переключается на промысел сельди в Западно-Камчатской подзоне, донных видов рыб, командорского кальмара у Северных Курил либо отправляется в порты приписки для выгрузки продукции, смены экипажа или ремонта.

В этой связи вполне ожидаемо, что на первом месте по вылову в указанный период будет сельдь, на втором — минтай, на третьем — камбалы (рис. 2.6).

 

Рисунок 2.6. Прогнозируемый вылов 10 наиболее значимых объектов лова в период с 10 по 30 апреля 2017 г.

 

 

 

Варкентин  А.И., зав. отделом морских биоресурсов, к.б.н.

Тепнин О.Б., зав. лабораторией океанографии и гидрологии пресных вод

Коломейцев В.В., научный сотрудник лаборатории океанографии и гидрологии пресных вод,

 

Правительство Камчатского края
Северо-Восточное ТО Федерального агентства по рыболовству
Федеральное анегтство по рыболовству