КамчатНИРО

Камчатский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии

Статьи / К вопросу осуществления рыболовства в целях обеспечения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации

 Доклад Коваленко М.Н., зам.директора ФГУП "КамчатНИРО", к.т.н., озвученный 24 апреля на краевой конференции родовых общин 24 апреля 2014 года.

 Доклад Коваленко М.Н., зам.директора ФГУП "КамчатНИРО", к.т.н., озвученный 24 апреля на краевой конференции родовых общин 24 апреля 2014 года:

Актуальность вопросов, связанных с осуществлением рыболовства в целях обеспечения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации (далее - КМНС) не вызывает сомнений. В течение нескольких лет ФГУП «КамчатНИРО», с участием федеральных и региональных органов исполнительной и законодательной власти, прилагает все возможные усилия для формирования нормативной правовой базы рыболовства, учитывающей, как интересы КМНС и особенности их жизнедеятельности, так и задачи сохранения водных биоресурсов, обеспечения экономического развития Камчатского края, в том числе: разумного распределения объектов рыболовства между различными категориями пользователей.

Действие Порядка осуществления рыболовства в целях обеспечения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, утвержденного приказом Росрыболовства от 11 апреля 2008 г. N 315, распространяется на лиц, относящихся к малочисленным народам в соответствии с Единым перечнем коренных малочисленных народов Российской Федерации, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 марта 2000 г. № 255 (Собрание законодательства Российской Федерации, 2000, № 14, ст. 1493, 2000, № 41, ст. 4081), и Перечнем коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, утвержденным распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 апреля 2006 г. № 536-р (Собрание законодательства Российской Федерации, 2006, № 17, ст. 1905), и их общины. Вместе с тем, правовая база не решает существующих проблем и весьма противоречива. Например, у нас в Камчатском крае зарегистрирована родовая община (РО) «Айну», члены которой отождествляют себя с народностью айну (айны). В указанных же перечнях айны как народность отсутствуют.

Необходимо обратить внимание на то, что имеет место распределение ресурсов по национальному признаку. В этой связи, более приемлемым, на наш взгляд, является распространение действие Порядка осуществления рыболовства в целях обеспечения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности не на отдельные малочисленные народы, а на представителей всех национальностей, проживающих в тех же условиях и ведущих такой же образ жизни и для которых данный вид деятельности является основой существования при ведении традиционного для коренных народов образа жизни. В этом случае исключалась бы дискриминация других национальностей.

Также вызывают определенную озабоченность поступившие предложения о введении родовых общин КМНС в прибрежное рыболовство. Отдельные родовые общины прилагают усилия, направленные на то, чтобы узаконить для себя возможность использования ставного неводного лова для промысла тихоокеанских лососей, обосновывая это тем, что они являются правопреемниками национальных рыболовецких колхозов. Однако, деятельность рыболовецких колхозов, в том числе и национальных, никоим образом не была связана с обеспечением традиционного образа жизни КМНС, поскольку перед ними ставились совершенно другие задачи — ведение «коллективного рыболовецкого хозяйства по плану, точно соблюдая государственные задания по добыче рыбы и морского зверя и сдаче (продаже) их государству». В Камчатском крае зарегистрировано 330 родовых общин, а ежегодно в последние годы выставляется для осуществления прибрежной добычи (вылова) тихоокеанских лососей порядка 260–288 ставных неводов, рыболовные участки под которые закреплены за рыбодобывающими предприятиями края на долгосрочной основе. Таким образом, вовлечение родовых общин КМНС в коммерческое прибрежное рыболовство, потребует нового передела рыболовных участков и при этом их распределение в таком случае, будет производиться также по национальному признаку.

Так как, в обсуждаемых документах речь идет не только о традиционном образе жизни, но и о традиционной хозяйственной деятельности, что позволило рассматривать уловы водных биоресурсов, как товар, который может быть реализован в соответствии с перечнем видов традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации, утвержденным Распоряжением Правительства Российской Федерации от 8 мая 2009 г. N 631-р.

Обращаем Ваше внимание на то, как эта проблема решалась в бывшем Советском Союзе. Например, в Правилах рыболовства, утвержденных Министром промышленности продовольственных товаров СССР от 18.09.1953 г. № 108 имелась формулировка: «Лов рыбы для личного потребления без права продажиразрешается всем трудящимсябесплатно во всех водоемах, за исключением запретных для рыболовства мест и времени, следующими орудиями лова: бесплатно удочкой с лодки или берега, а в море переметами до 50 крючков». Три слова «без права продажи» все ставили на свои места.

Поэтому вызывает определенные опасения предоставление КМНС возможности добычи (вылова) водных биоресурсов в промышленных масштабах под видом традиционного рыболовства. На наш взгляд, родовые общины при переходе на коммерческое рыболовство должны осуществлять эту деятельность уже на общих основаниях.

К традиционной хозяйственной деятельности КМНС отнесено рыболовство (в том числе морской зверобойный промысел) и реализация водных биологических ресурсов (Распоряжение Правительства Российской Федерации от 8 мая 2009 г. N 631-р). В этой связи допускается использование судов при осуществлении традиционного рыболовства. Вместе с тем в перечень орудий лова в действующих правилах рыболовства для КМНС орудия добычи судового промысла не входят.

К традиционным орудиям добычи (вылова) водных биоресурсов, традиционно использовавшихся при осуществлении рыболовства коренными малочисленными народами для обеспечения личных нужд в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности, относятся орудия добычи (вылова), изготовленные кустарным способом, как правило, не имеющими технической документации.

Коренные народы Камчатского края при добыче рыбы и морзверя использовали примитивные орудия лова, среди которых можно выделить:

-холодное оружие, в т.ч. камни, палки, стрелы, остроги, гарпуны;

-огнестрельное оружие;

-земляные и деревянные запруды, задерживающие рыбу во время естественных отливов;

-рыболовные заградительные решетки в виде запоров и заколов;

-крючковые орудия лова (удочки и перемёты);

-сетные орудия лова, в т.ч. сети плавные и ставные, вентеря и наважьи ловушки, бредни, закидные невода, сачки и ручные подъемные сетки.

Лов всеми вышеперечисленными орудиями осуществлялся с берега или с лодок. Имеются свидетельства о реальном использовании больших многоместных или транспортных, и одноместных лодок или различных типов лодок — дощатых, наборных и однодеревок — остроконечных батов), а также обтянутых кожей лодок — байдар. Как правило, при добыче рыбы в реках и озерах, а также при зверобойном промысле в морских водах.

Сетные орудия лова изготавливались из волокон крапивы, сухожилий оленя, прутьев ивы, полосок кожи животных. Позже, с развитием промышленности, орудия лова стали изготавливаться из натуральных промышленных, а затем и синтетических сетематериалов.

Мы не призывает вернуться к старинным орудиям лова, большинство из которых запрещено в силу отрицательного воздействия на промысловые запасы биоресурсов и окружающую среду. Процесс совершенствования орудий лова нельзя остановить. Например, вместо заколов и запоров, перекрывавших все русло реки, на наш взгляд, могут использоваться речные ловушки типа «каравка».

В настоящее время перечень орудий добычи (вылова) при осуществлении традиционного рыболовства регламентируется разделом VIII Правил рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна (Приказ Минсельхоза России от 21 октября 2013 г № 385) и включает в себя (п.93): закидные невода; сети плавные и ставные; вентери и наважьи ловушки; ловушки для добычи тюленей; огнестрельное оружие для добычи морских млекопитающих; удебные орудия добычи (вылова); сачки, а также традиционные методы добычи (вылова) водных биоресурсов, если такие методы прямо или косвенно не ведут к снижению биологического разнообразия, не сокращают численность и устойчивое воспроизводство объектов животного мира, не нарушают среду их обитания и не представляют опасности для человека.

Техника и организация работы с этими орудиями рыболовства предполагает их применение с берега либо с лодок, что не позволяет эффективно использовать их для обеспечения выбора тех объемов квот, которые выделяются  РО КМНС в последнее время и требуют использования судов активного прибрежного и промышленного рыболовства. Поэтому отдельные представители КМНС предпринимают попытки использования под видом вышеупомянутых орудий лова запрещенные им орудия промышленного рыболовства. Например, под видом закидных неводов используются снюрреводы, как это имело место в случаях, когда в отношении РО «Коляна», РО «Квартеронка», РО КМНС «Айну» и др. были возбуждены дела об административном правонарушении.

В этой связи добыча (вылов) водных биоресурсов в целях традиционного рыболовства с применением, например снюрревода, вместо определенного разрешением закидного невода, осуществляться не может. Поскольку конструкции закидного невода и снюрревода имеют достаточно четкие отличия, правонарушения пользователей, выявленные Пограничным управлением ФСБ России по Камчатскому краю, должны квалифицироваться как нарушение бассейновых Правил рыболовства, по факту которого к виновным применяются меры административного воздействия, предусмотренные действующим законодательством.

Традиционное рыболовство осуществляется в соответствии с правилами рыболовства отдельных рыбохозяйственных бассейнов в пределах квот добычи (вылова) водных биоресурсов, выделенных субъектам Российской Федерации для обеспечения традиционного рыболовства малочисленных народов, которые распределяются между пользователями органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Распределение объемов ОДУ водных биоресурсов по видам пользования осуществляется с учетом приоритетности выделения квот для ведения традиционного рыболовства КМНС даже перед выловом биоресурсов в научно-исследовательских целях.

В связи с отсутствием отечественного классификатора разрешенных для использования орудий и способов добычи (вылова) водных биоресурсов, перечень разрешенных и запрещенных орудий и способов добычи (вылова) водных биоресурсов определяется бассейновыми правилами рыболовства с учетом особенностей водных биоресурсов конкретных рыбохозяйственных бассейнов Российской Федерации.

В последнее время, как уже отмечалось, все чаще отмечаются случаи фактической подмены орудий лова под другими наименованиями без учета их классификационных признаков заложенных в Правилах рыболовства. Выявление и пресечение таких фактов нарушения законодательства Российской Федерации относятся к компетенции контрольно-надзорных органов, в том числе: территориальных управлений Росрыболовства.

В настоящее время Росрыболовство с участием отраслевых НИИ проводит работу по классификации современных способов и орудий лова использующихся для осуществления рыболовства российскими юридическими и физическими лицами. В ближайшие годы планируется создание каталогов орудий лова районированных по рыбохозяйственным бассейнам. Орудия лова будут вноситься в каталог после тщательного анализа их функционального назначения и оценки ресурсосберегающего потенциала и соответствия требованиям действующих Правил рыболовства. Отдельно должна быть уточнена информация об орудиях и способах лова, используемых представителями КМНС при осуществлении традиционного рыболовства.

Резюмируя вышеизложенное, можно сделать следующие выводы.

Основными условиями для осуществления традиционного рыболовства представителями КМНС в установленном порядке являются:

- ведение традиционного образа жизни с сохранением элементов культурного наследия коренных народов в виде самобытной организации жизни, труда, языка, обычаев, верований;  

-осуществление традиционного рыболовства в соответствии с Правилами рыболовства для конкретного рыбохозяйственного бассейна, в том числе: использование стандартных орудий и способов добычи (вылова) водных биоресурсов, не запрещенных Правилами;

-использование только тех орудий лова, которые поименованы в разрешении на добычу (вылов) водных биоресурсов.

Что касается таких условий как:

 -подтверждение принадлежности пользователя к КМНС,

-отнесение территории (акватории), на которой осуществляется традиционное рыболовство к перечню мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности КМНС,

то можно полагать, что данные условия являются второстепенными и на настоящем этапе развития законодательства в части гарантий прав коренных народов вполне вероятно в ближайшее время следует ожидать некоторых изменений, например в части распространения прав коренных народов на население, проживающее в тех же местах и ведущее аналогичный образ жизни.

Поскольку нормативные правовые акты должны содержать положения, не допускающие двойного (неоднозначного) толкования при их использовании заинтересованными органами и организациями, при формировании изменений, традиционно вносящихся в бассейновые правила рыболовства в связи с изменениями состояния водных биоресурсов и условий промысла, предлагаем более детально проработать вопрос о применении судов при осуществлении традиционного морского зверобойного промысла, конкретизировать методы и средства осуществления традиционной хозяйственной деятельности КМНС, уточнить само понятие «традиционный образ жизни», устранить противоречия, имеющиеся в законодательной базе регламентирующей эту сферу деятельности.

 

Список литературы:

Собрание законодательства Российской федерации, 2000, №14, ст.1493, 2000, №41, ст. 4081.

Собрание законодательства Российской федерации, 2006,№ 17ст. 1905.

Распоряжение Правительства Российской Федерации от 8 мая 2009 г. № 631-р.

Правила рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна // Утверждены приказам Минсельхоза России от 21 октября 2013 г. №385. М.;2013.150 с.

Пташинский А.В., Культура охотников на морского зверя северо-восточного побережья Охотского моря (I – II тысячелетие н.э.). Автреф. дисс. на соискание уч. степ. к.и.н. — М: 2002. — 23 с.

Золотухин С.Ф., Древнее рыболовство в районе Хабаровска. Хабаровск: ООО «ПОЛИГРАФ ПАРТНЕР», 2013 — 125 с.

Перспективный план развития рыбной промышленности Дальнего Востока (на 1965 год) Том I. Современное состояние рыбной промышленности Дальнего Востока. — М: ГИПРОРЫБПРОМ, 1956. — 143 с.

Курохоткина Н.И. Камчатка: От открытия до наших дней. Популярный историко-краеведческий справочник. — Петропавловск-Камчатский: ОАО « ИПК Дальпресс», 2008 — 237 с.

Устав  рыболовецкой артели им. В.И. Ленина. — Петропавловск-Камчатский, 1961 — 12 с.

Устав Карагинской моторно-рыболовной станции Совета народного хозяйства Камчатского экономического административного района. — Петропавловск-Камчатский, 1957 — 6 с.

Коваленко М.Н. и др. Снюрреводный лов. — Петропавловск-Камчатский: ООО «Камчатпресс», 2012 — 167 с.

 

Правительство Камчатского края
Северо-Восточное ТО Федерального агентства по рыболовству
Федеральное анегтство по рыболовству